Неполное собрание сочинений

Интервью

  

СКАНДАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ - БЕЗ КУПЮР!!!

РЕМАРКА ОТ МАРКА или КУЛЬТ «УРА» ВМЕСТО КУЛЬТУРЫ
«Вести сегодня», ноябрь 2007 г.

 
   Вот и осень. Вместе с летом закончилась и экспансия русской культуры в Юрмале. Отшумели всевозможные басковы да дроботенки, прочие звёздные волны. И что осталось? Как мы когда-то напевали: «Налетели вдруг дожди, наскандалили, говорят, они следов не оставили». Словно и не про дожди это, а про Культуру нынешнюю – ну, не цепляет, извините!
   И тут, как в сказке, повстречался мне на лесной юрмальской дорожке наш старый добрый приятель и автор МАРК ДУБОВСКИЙ, с милейшим золотистым ретривером. Ага, подумалось, вот кто во всём виноват – с него сейчас и спросим! Ведь именно Марк спродюсировал в Юрмале все крупнейшие
проекты лета: фестивали КВН, «ЮРМАЛИНА», «НОВАЯ ВОЛНА». Организовал, а сам - в кусты?  Поймал себя на мысли, что давненько ни его, ни о нём ничего не слышно-не видно.

   Начал я издалека:
 - Привет, Марк! Как собаку зовут?
 - Бендер.
 - Ого, кличка, достойная собаки юмориста!
 - Ты имеешь в виду именно собаку или меня как собаку юмориста? (Мы вместе рассмеялись.) Давненько не встречал тебя, Александр Сергеич, может, зайдём ко мне, я тут живу рядом, чайку с водочкой выпьем! Заодно, как Высоцкий говаривал, покалякаем о делах наших грешных.
 - А если я случайно, чисто механически, диктофончик включу – вдруг материальчик для газеты получится?
 - Да хоть три диктофончика! Интересного понарассказать могу немало, вот только вряд ли ваша газета всё опубликует.
   Мы дошли до небольшого уютного домика с табличкой «ВИЛЛА МАРКА», расселись за столом, Бендер развалился под столом, налили по первой, и мой диктофон заскрипел:
 - Так чем занимаешься, Марк, куда пропал?
 
- Книгу пишу, о шоу-бизнесе, о разных добрых людях в нём.
 - А о недобрых тоже пишешь?
 -
Нет, о недобрых не пишу. Недобрых людей нет – есть люди слабые. Которые вынуждены играть по заданным правилам. Это как в боксе: выходит в ринг Николай Валуев, огроменный, страшенный, «сдайся, враг, замри и ляг», а в быту он, говорят, милейший парень.
 - Марк, если уж ты цитируешь Маяковского, помнишь его «Разговор с фининспектором о поэзии»? Вот скажи, организуя такие «огроменные» мероприятия, как «Голосящий Кивин», «Новая волна»,
«Юрмалина», «MORE SMEHA», кем ты больше себя ощущаешь, фининспектором или поэтом?
 
- Отвечу по-американски: well, вопрос понятен. Увы, поэзии в шоу-бизнесе нынче не стало, ни в прямом, ни в переносном смыслах. Настала эпоха бездушия, бездуховности, сценическое творчество всё откровеннее отдаёт душком, и выживают лишь те, кто в состоянии этим воздухом дышать. Я не смог, мешает смог – ха, вот тебе и поэзия, товарищ ты мой фининспектор! (Смеётся.)
 - То есть как не смог?
 
- Ты, Саша, как и многие, по инерции организатором всех больших проектов в Юрмале считаешь меня, но я вот уже три года не у дел. Да, я организовал и поставил на ноги все главные события лета: пригласил Александра Маслякова с «Голосящим Кивином», спродюсировал с АРСом «Новую волну», затеял «Юрмалину» с Мишей Задорновым, но московские бизнеспонты (подозреваю, понты – от слова «понятия») додушили во мне последние иллюзии о человеческом в шоу-бизнесе.
   Кстати, у твоего Маяковского, в том же стихотворении, есть такие строки:
Всё меньше любится, все меньше дерзается,
и лоб мой время с разбега крушит.
Приходит страшнейшая из амортизаций -
амортизация сердца и души.
   И ещё оттуда:
А что, если я десяток пегасов
загнал за последние 15 лет?!
   Это очень точно - и про меня, и про пегасов моих, и про мои 15 лет в шоу-бизнесе! Пока пегасы несли, я писал сценарии для «морей смеха», для наших команд на «Голосящем Кивине», помогал творить Задорнову... Сегодня деньги заслонили всё: культуру, творчество, разум. Нас заверяют, что вся страна, благодаря российским фестивалям и деньгам понаехавших российских богатеев, «крутеет», «поднимается». Будто это мы с вами коллективно владеем кафе-ресторанами на Иомас, «варимся» в прибыли концертных площадок, депутатим в думе. Никто даже не заикается о том, что не по зубам нам конкурировать с восточными туристами в покупательской способности, что для большинства из нас цены на концертные билеты по вызываемому ужасу сравнимы с укусом клеща.

 - Стоп, давай по порядку. Складывается впечатление, что эти самые «московские бизнеспонты», как ты их сам называешь, породили в тебе сильные обиды на что-то или кого-то и ты сейчас открещиваешься от того, что тебя самого все эти годы кормило. Не поверю, что ты сам вот всё бросил и сошёл на остановке «Klūsu iela» ("Тихая улица").
 - Есть, конечно, и такая сторона у моей медали «За освобождение шоу-бизнеса», но все эти обиды только, как грится, усугубили и углубили общую ситуацию. Помнишь, в фильме «Аты-баты, шли солдаты» один из героев говорил: «Мужчины не плачут, мужчины огорчаются». Слова красивые, конечно, но – плачут мужчины, я не раз видал. Вот и я, грешен, иногда плачу, я вырос на призывавших к сантиментам Окуджаве, Райкине, Маяковском том же. Впрочем, вы всё равно не напишете всей правды, пресса вынуждена «прогибаться» и перед своими хозяевами, и перед героями своих будущих публикаций, ведь иначе можно не получить аккредитацию на те или иные события, а то и просто билеты на концерты.
   Когда, к примеру, я расставался с «Новой волной», напросилась на интервью со мной корреспондентка из газеты «Телеграф», и я предупредил её: поинтересуйтесь сначала у своего хозяина Валерия Валерьевича Белоконя, допустит ли он публикацию скандальных материалов о том, как я спас его от шантажа АРСа, о том, в какие позы вставал перед АРСом председатель оргкомитета «Новой волны» Александр Шенкман, о том, как я был вынужден вкладывать свои личные деньги, чтобы первая "Новая волна» вообще состоялась!.. Больше меня та журналистка не потревожила. В чём я и не сомневался. Уж больно много тревожной информации мне известно и больно много прилизанных прессой випов предстали бы в своей истинной красе. О, я лакомый кусочек для телепрограммы «Без табу»!


В БИЗНЕСЕ НЕВОСПОЛНИМЫХ УТРАТ НЕ БЫВАЕТ, НО КВНа ЖАЛКО


 - А КВН? Ведь ты столько лет культивируешь и латвийский КВН, и масляковский, ты долгие годы сидел в жюри «Голосящего Кивина». Что произошло у вас с Масляковым, почему ты отдал самый успешный из раскрученных тобой проектов другим продюсерам?
 
- О, это и очень просто, и очень сложно! Просто - технологически: мне не простили той же «Новой волны», сложно – эмоционально, потому что из всех моих юрмальских проектов КВН мне особенно дорог, и никакие обиды не разуверят меня во мнении: КВН – лучший телевизионный проект, фонтанирующая, энергетически мощная игра, а сам Александр Васильевич – телеведущий от бога и настоящий профи, ревностно оберегающий возделанный им сад!
   Поверь, Саша, это не громкие слова, мы очень тесно сблизились с дружной семьёй Масляковых (Светлана Анатольевна Маслякова – главный режиссёр КВН), много времени проводили вместе, и то, как трепетно они относятся как друг к другу, так и к двум своим главным детищам – Саше Маслякову-младшему и КВНу – не может не вызывать восхищения. Да, люди они непростые – и обидеть могут, и послать куда подальше, да, Александра Васильевича сами квнщики прозывают Барином – за отношение к ним как к «крепостным», за строгий нрав, но, пусть я и сам пострадал от масляковской  безапелляционности, убеждён: именно эти масляковские качества превратили КВН в преуспевающую империю.
   Поэтому мне легко понять (тяжелее принять) эмоции Масляковых, вызванные телеэфиром финального концерта первой «Новой волны»: когда на сцену, вслед за Пугачёвой, Крутым, Паулсом и другими звёздами вдруг вызывают директора фестиваля Дубовского. Реакция Масляковых, учитывая их вышеназванные характеристики, вполне адекватна: мы столько лет раскручивали эту Юрмалу на Первом канале, а тут!.. Дубовский-предатель!.. Что-то в этом роде… Но ведь я не штатный сотрудник их творческого объединения АМиК, а местный продюсер, работавший не только с КВНом. Короче, состоялась наша последняя встреча с Масляковым, во время которой я был отлучён от КВНа: мол, никаких твоих личных заслуг в успехе КВНа в Юрмале нет, дальше мы как-нибудь и без тебя справимся.
   По первому пункту заявление не показалось мне бесспорным, но спорить я не стал. Вспомнил только, про себя, как в 1997-ом костьми ложился за КВН на заседании Юрмальской думы, решавшей вопрос о запрете «Голосящего Кивина» в Дзинтари вообще: депутатам показались обидными шутки квнщиков про латышей…
   В это трудно теперь поверить, но в 1996 году концертный зал «Дзинтари», действительно, был абсолютно «мёртвым», и мы с Александром Васильевичем стали его первыми реаниматорами. Ещё труднее себе представить, как я уговаривал Александра Васильевича продавать билеты на первый фестиваль, ведь в Москве на съёмки игр КВН вход был бесплатным. А уж представить себе цены на наши первые билеты - по 5 латов!- и вовсе невозможно: зрителей-2007 не остановили и 200 латов за билет! В конечном счёте, думаю, деньги (точнее, всё возраставшие барыши) тоже сыграли свою роль в нашей размолвке с КВНом. Партнёр А.В.Маслякова и генеральный продюсер КВН Андрей Лобов до сих пор не вернул мне изрядную сумму, взятую под расписку от имени АМиКа, и, сдаётся мне, этот порядочный человек зачёл эти деньги, «перед лицом своих товарищей», по своему усмотрению.
   А заслуги мои? Это не та формулировка, в которую бы я облёк свою долголетнюю работу с А.В. Масляковым. Для меня это было удовольствие. Ведь КВН – это не только суперигра и успешный бизнеспроект, это, в первую очередь, образ жизни – юморной, озорной, по-хорошему хулиганский, творческий. А это - и мой образ жизни, с 1976 года, когда я капитанил в своей первой команде КВН, и до сих пор, когда помогаю развитию КВН Латвии.

 - Вот интересно, а как ты относишься к «Комеди клаб»? Многие считают, что именно эта программа сегодня затмевает и КВН, и все прочие программы.
 
- Это не добавляет плюсов нашему обществу. Падение нравов, вульгарность, нижепоясная чернушность, матершина - каким бы талантом ни прикрывались, уровня культуры не повышают. А затмевать КВН нелепо. КВН – состязание команд, «Комеди клаб» - парад индивидуальностей. По сути «Комеди клаб» - сборная мира из лучших квнщиков: Мартиросян (Ереван), Галыгин (Минск), Харламов (Москва), Ревва (Сочи)… «Комеди клаб» - и географическое, и творческое достижение КВН. КВН их сформировал, сделал звёздами, и, если сегодня платят большие деньги за производсто «чёрного юмора», а для ТНТ «деньги не пахнут», почему бы этим не воспользоваться. К тому же, «Комеди клаб» оттянул на себя творческое и вкусовое наполнение, мешавшее КВНу.
   Я не ханжа, мне очень нравится «Комеди клаб», это безумно смешной проект, делают его очень артистичные и обаятельные ребята, но, на мой вкус, есть у «Комеди клаб» один жирный минус: этот жанр НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ТЕЛЕВИЗИОННЫМ, формат «Комеди клаб» – закрытый клуб, со взрослой публикой.

ЗАДОРНАЯ АРИФМЕТИКА: «ЮРМАЛА» = «ЮРМАЛИНА» - «MORE SMEHA»

 - Well, Марк, идём дальше. А куда пропало твоё кровное детище - райкинский фестиваль «MORE SMEHA»?
 
- Высохло. Точнее, мне помогли его осушить. Процитирую опять же из нетленного: «Нашлись добрые люди, подогрели, обобрали». На 12-ом году жизни «MORЯ SMEHA» пришло мне в голову перенести и его на сцену зала «Дзинтари». Воспользовавшись знакомством с Константином Эрнстом, я предложил ему эту идею в качестве нового телевизионного проекта и получил его согласие. Ответственное за эту тему руководство Первого канала в лицах Александра Файфмана и Юрия Исаченкова (Юра – в прошлом рижанин) на мой телефонный звонок отреагировало уже подготовленно: всё путём, «MORE SMEHA» знаем, только одно пожелание – тебе нужен соведущий, кто-нибудь из звёзд. А я и не испытывал по этому поводу никаких иллюзий (тоже мне бренд для России – Марк Дубовский): так, говорю, есть у меня две кандидатуры, Задорнов и Шифрин, оба юрмальчане, кстати. Задорнов – было бы идеально, раздалось в ответ. И я пошёл к Мише.
   Должен заметить, что нас с Задорновым связывали в то время очень близкие, дружеские отношения. Мы много концертировали вместе (Миша брал меня в свои сольники заполнять перерыв), ходили друг другу в гости, по утрам «стучали» на пляже в волейбол (Миша – прекрасный спортсмен), а иногда Миша даже проверял на мне свои новые тексты. Мы с женой ходили на дни рождения не только к самому Мише, но и к его замечательной маме, Елене Мельхиоровне. И когда она умерла - я был рядом... Короче, отношения, теплее некуда.
   Поэтому, когда Задорнов в ответ на моё предложение позвонил главе телеканала РОССИЯ Олегу Добродееву и тот согласился тот же проект делать у себя, я, конечно, доверился Михал-Николаичу: опыт телевизионного сотрудничества у него несравненно богаче. Только одно пожелание – со вчерашней интонацией Юры Исаченкова сказал Миша: пусть это будет не твоё «MORE SMEHA», а совершенно новый проект. Ок, говорю, не вопрос: пусть это будет «Юрмалина» (под этим названием я в 1996-ом начинал реанимировать концертный зал «Дзинтари»). «MORE SMEHA» долгие годы отмечало день рождения Аркадия Райкина, которого я не знал лично, а тебя, Миша, я знаю очень даже хорошо, и ты определённо достоин того, чтобы в честь твоего дня рождения ежегодно проводилась Юрмалина».
   Мише идея явно пришлась по душе. И понеслось. Мы были хорошим тандемом, понимали друг друга с полуслова, а ведь ещё и жанр знали всесторонне, так что первая «Юрмалина» прошла как по маслу. Но Михал-Николаич, нужно отдать ему должное, оказался гораздо менее сентиментален и гораздо более «продвинут» Временем: видимо, он и сам себе решил доказать известную, но для меня всё равно сомнительную истину – в бизнесе друзей нет. И в конце концов он так натянул одеяло на себя, что «Боливар не выдержал двоих».
   А что – за время подготовки первой «Юрмалины» и Миша у меня многому научился. Фестиваль поставлен на прочные рельсы – зачем дальше делиться с кем-то заслугами. А может, деньгами? И вторую «Юрмалину» Задорнов проводил уже без меня. Но, если я, ошарашенный его дружеским «ножом в спину», роптать не стал (всё, что ни делается – к лучшему), то государственному телеканалу РОССИЯ и собратьям по жанру задорновское «одеяло» по вкусу не пришлось. Говорят, в ресторане случилась даже драка Задорнова с Петросяном.
   Короче, теперь фестиваль проходит уже и без Задорнова, а называется «Юрмала» (бренд «Юрмалина» Михал-Николаич, конечно, успел запатентовать).
   Самое для меня удивительное, что я совершенно не держу зла на Михал-Николаича. Поначалу в моём организме присутствовало лёгкое недоумение, но в целом я Мише даже благодарен, по ряду причин.
   Во-первых, Миша, я уверен, даже не понял, что лишил меня моего бизнеса – ну, не проводить же мне теперь ещё и нелетнее «MORE SMEHA»! Миша – очень увлекающийся человек, и эта черта в нём мне очень симпатична. Для него что восторгнуться Мачупикчу, что в 50 лет впервые сесть за руль автомобиля (о, его довольную, масляную физиономию в тот момент забыть невозможно!), что попробовать себя в роли концертного продюсера – всё это одного поля ягоды, точнее, одной песочницы игрушки, в которые ему интересно поиграть в свободное от творчества время.
   Во-вторых, в последние годы «MORE SMEHA» моё «разливалось» нерегулярно, потому что я ощущал всё нараставшую искусственность смехотворного жанра. Это натужное рассказывание анекдотов, отмирание авторских текстов (спасибо интернету, там полно готовых шуток), пренебрежение режиссурой...

 - Но ведь интерес к юмору, к сатире не угасает. Не слишком ли ты строг и категоричен?
 
- Лет пятнадцать назад «акулы пера» спросили Богдана Титомира, не противно ли ему самому его творчество, и он выдал ставшую культовой фразу: «А что, пипл хавает!» Вот в чём наша беда. Нас учили, что настоящее искусство обязано подтягивать народ к своим высотам, а не опускаться до уровня самого народа. Сегодня же и литература, и театр, и кино, и телевидение в гонке за своим читателем и зрителем не гнушаются ничем, главное – чтобы «пипл хавал»!
   Когда Задорнов совсем уже охэмингуел (думаю, Мише бы понравился этот лингвоизыск), забородел и заволосател, он ударился в путевые заметки, в этимологию. Это, конечно, очень интересно, и Миша это делает талантливо, но, в первую очередь, это интересно ему самому - «пипл» всё равно будет требовать от Задорнова баек и анекдотов, и никуда Мише от этого не деться, он заложник наработанной популярности.
   А вот Михал-Михалыч Жванецкий в народную телегу не впрягается. Он искренне полагает, что именно интеллигенция обязана спасать Культуру, Этику, Вкус. Вот только как? Жванецкого бесит, что умами и кассовыми сборами правят нынче квнщики да задорновы.
   Вот ты, Александр Сергеич, не раз, наверное слышал от людей: мол, Жванецкий как-то не моё, я его «не догоняю», нужно много думать и не всегда смешно. Да потому что Мих-Мих Жванецкий - это ироничная философия, это не смех ради смеха, Мих-Мих Жванецкий – важнецкий мыслитель!
   Ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь «не догонял» Задорнова!

РАДИ ЧЕГО ПРЕБЫВАТЬ В ШОУ-БИЗЕ? ЧТОБЫ ПРИЧАСТИТЬСЯ? К ЧЕМУ?!

 
- Марк, вернёмся к «Новой волне». Неужто она не доставила тебе удовольствия, не потрафила твоим амбициям? Быть организатором такого крупного международного фестиваля! Думаю, нынче он затмевает все прочие события года в Юрмале.
 
- Только по шумихе. В остальном этот фестиваль имеет мало отношения к творчеству. Так, помпезная тусовка имени Игоря Крутого, отмечающего в компании друзей свой очередной день рождения.
   Впрочем, не хочу наговаривать лишнего, попса – это не совсем моё, т.е. совсем не моё. Для меня попса – это не только «фанерная» музыка да караоке, это отношение к жизни, к людям, к бизнесу, к этике, ко всему. Попсовый шоу-бизнес бесчеловечен по сути, он не вяжется с самыми элементарными нормами людской морали, и соответствовать ему я не могу и не хочу. Поначалу нормальные, иногда даже творческие люди рвутся на сцену, ради популярности, ради больших денег, они вынуждены настраиваться на новую для себя волну, вымарывать свою индивидуальность. Куда там молоденьким девчонкам да пацанам – и сильные, зрелые люди не выдерживают.
   Два примера. Когда-то на один из юрмальских проектов привёз я только начинавшего свою карьеру Максима Галкина. Скромный, интеллигентный молодой человек, аспирант с диссертацией по немецкой филологии, блестяще эрудированный, с хорошим русским языком (нынче большая редкость), Максим произвёл на меня самое приятное впечатление ещё до выхода на сцену. А каков он на сцене, ты и без меня прекрасно знаешь. Позднее он запел с Аллой Пугачёвой (стал, как говорят в народе, Максимом Алкиным) и запараллелил свои юмористические выступления с участием в попсовых концертах. Где-то через год после этого Галкин снова приехал в Юрмалу – результат был налицо: вялая рука при пожатии, показная усталость от жизни, матерные выражения в лексиконе. Признаюсь, я очень расстроился. Максим мне очень симпатичен, и я в шутливой форме попенял ему на эти метаморфозы: да, Максим, ты сильно прибавил за отчётный период. Подумал даже: ну, всё, Звезда разобидится навсегда и мы с ним больше не увидимся, но нет, надо отдать должное Максиму, этот эпизод на наши отношения не повлиял.
   Галкин просто оказался на стыке двух жанров: эстрадного юмора, где встречаются умные, талантливые люди, и попсы, где таких людей почти нет. Максиму ещё повезло, что его покровительницей стала именно Пугачёва – богиня, мудрая, гениальная, единственная. Хотя опять же воздам должное Максиму: он единственный из молодых людей, которыми украшает свой жизненный путь Примадонна, добился всенародной славы сам, ещё до знакомства с Аллой Борисовной.
   Другой пример. Привезли мы как-то на закрытый вечер Александра Розенбаума. Розенбаума, чьи песни мы когда-то с восторгом распевали под гитары, чьи имидж и характер вызывали истинное уважение. Мэтр с гитарой вышел к микрофону, в расстегнутой до пупа рубахе, на груди золотая цепь в палец толщиной, и вальяжно прогундосил: вот, мол, меня тут попросили спеть для вас, щас спою… И меня вдруг пронзила мысль: там, где начинается жлобство, заканчивается искусство. Стало ясно, почему Розенбаум давно не писал песен, которые хотелось бы спеть за ним, таких, как «Налетела грусть», как «Вальс Бостон», как «Гуляй да пой, станичники»…

 - Марк, не совсем понятно вот что: ты развенчиваешь попсу, раскрываешь нам глаза на повадки звёзд и продюсеров, но сам-то ты как оказался причастным к организации «Новой волны»?
 
- Начну с того, что это я теперь могу, как ты выразился, раскрывать глаза вам, сначала я и сам широко их раскрывал, познавая изнанку всего этого гламура. За многие лета в шоу-бизнесе мне выпадали знакомства с интереснейшими людьми, с некоторыми даже сдружился, но за два года пребывания в «Новой волне» мне ни разу не захотелось сойтись с кем-нибудь поближе, ни со звёздами, ни с их продюсерами – настолько ЭТО внутренне не моё!
   А как я во всё это ввязался? Просто для меня фестивали «MORE SMEHA» или КВН, концерты Патрисии Каас или «Фабрики звёзд» - обычная работа: документы, реклама, билеты, гостиницы, залы, декорации… Разница только в масштабах мероприятий. Поэтому, когда руководство концертного зала «Дзинтари» обратилось ко мне за советом: как бы возродить знаменитый песенный фестиваль "Юрмала", принесший истинную славу как самому залу, так и городу в целом, я не смог отказать.
   Мы с худруком зала Львом Островским провели мозговую атаку, съездили в Москву – Игорь Крутой аж руками всплеснул: мы тут как раз головы ломаем о конкурсе молодых исполнителей. Видимо, так звёзды (настоящие) совпали. Вдобавок Лёва Островский Игорю Крутому и латвийского денежного партнёра «подогнал», своего знакомца Александра Шенкмана. А дальше, как говорится, дело техники: создали оргкомитет, переговорили с Паулсом, назначили двух директоров – и понеслось.
   Компания АРС – это целая фабрика шоубизнеса, и то, что мы с Лёвой Островским предложили реанимировать песенную Юрмалу именно АРСу, было попаданием в «яблочко». АРС - это и продюсерский центр, и телевидение, и авторские права, и сам Игорь Крутой, с его авторитетом и администраторским талантом. Простой пример. Первая же «Новая волна» привела к разрыву отношений АРСа с Первым каналом, но это не наша тема. Казалось бы, Игоря Крутого после этого в пору было назвать Игорем Всмятку – ан нет, сегодня фестиваль снова на коне, теперь уже на телеканале «Россия»!
   Кстати, забавно, у всех «вершков» АРСа «говорящие» фамилии! Крутизну Крутого не оспоришь, а ведь ещё и Кормильцев – финансовый заправила компании, и Румянцев – директор «Новой волны». Последнему и впрямь дай волю – носил бы косметичку с румянами: мифический Нарцисс рядом с ним «отдыхает» по концентрации самовлюблённости, беспринципности и хамства. Типичное лицо попсового гламура: это всё Я!.. Я!.. Я!.. Да обратите же внимание, какой я красивый, какой я блестящий! Судя по рекламной кампании всех «новых волн», может вообще показаться, что это фестиваль не Крутого с Паулсом, а лично Александра Румянцева!
   Хотя работать и весь АРС в целом, и этот записной красавец лично умеют хорошо, этого у них не отнять. Другое дело – какими методами. Они же, как говорится, художники неместные: налетят, натусуются – и назад, в Москву. А что тут происходит, как сталкивается их, великодержавный шовинизм с нашими ментальными реалиями, никого из них не волнует. Ответ один: мы вкладываем деньги в вашу страну, будьте счастливы и благодарны нам!
   Ты не представляешь, сколько дерьма мне приходилось разгребать за арсовцами! Жена с дочкой котёнка домой принесли, так я его даже Арсиком назвал – сколько раз в день он нужды свои справлял! Так то маленький забавный котёнок, а эти тигры саблезубые – ты не представляешь, сколько гадили!

 - А как же наша независимость, наши национальные гордость да самосознание – неужели так уж необходимо всё это терпеть? Так сильна «святая к музыке любовь»?
 
- Так ведь шоу-бизнесом правит не государственный, а частный капитал. Поначалу мне было искренне жаль Александра Шенкмана: как же АРС над ним измывался! Смета расходов Шенкмана, спасибо АРСу, росла-набухала с каждым днём. Будучи директором фестиваля, я, как мог, сдерживал апетиты москвичей, защищал интересы и кошелёк Шенкмана, но условия договора с Крутым и личные амбиции не позволяли Александру Исааковичу отступать, приходилось уступать.
   Послужной список Шенкмана как бизнесмена весьма весом: в прошлом банк «Балтия», нынче консорциум "Русская сталь", но шоу-бизнес – статья особая, точные цифры появляются не сразу. А уж если в твоём договоре с партнёром указаны только доли да обязанности, точных цифр можно и вовсе не дождаться. Этим и пользовался АРС, подкладывая грабли начинающему шоумену Шенкману. Я считал своей задачей эти грабли убирать, но привыкший к миру точных финансовых схем Александр Исаакович искренне недоумевал: почему он, председатель оргкомитета «Новой волны», никак не может добиться от своего оргкомитета ясной и полной картины затрат и доходов! Как же так, возмущался он, ведь АРС – такая опытная концертная организация! Правильно, утешал я его, именно богатый опыт и позволяет АРСу так тебя использовать.
   Мою правоту Шенкман горько признал как минимум дважды. В первый раз, когда прослезился, подсчитав свои убытки по первой «Новой волне», во второй – когда жертвой «надругательства» со стороны АРСа стал и его друг, банкир Валерий Белоконь. Белоконь поддержал удручённого первым фестивалем Шенкмана и профинансировал подготовку второго фестиваля. В качестве же гарантийного обеспечения своих вложений Валерий Валерьевич получал билеты на все фестивальные мероприятия, о чём он и подписал договор с «Новой волной». Под это дело его банк создал компанию для продажи этих билетов, и я, по личной просьбе Валерия Валерьевича, даже проводил настоящий ликбез с новоявленным тикет-сервисом.
   Но!.. Как говаривал мой учитель профессор Фёдор Полуектович Фёдоров: «НО!!! Записали? Подчеркните – НО!..» Так вот, НО! Как бы Валерий Белоконь и Ко ни готовились, как бы ни распространяли VIP-пакеты билетов, как бы ни подсчитывали грядущую прибыль – АРС и тут оказался на высоте! Опытные юристы Белоконя не учли в договоре с АРСом одной маленькой закавыки: да, Банк за деньги, вложенные в Фестиваль, получал все билеты на «Новую волну», НО в договоре не значилось, КОГДА Банк эти билеты получал!!! А дальше – дело техники, самый обыкновенный шантаж: АРС стал требовать от Белоконя внести кое-какие изменения в УЖЕ ПОДПИСАННЫЙ договор! А у Белоконя, надо отдать ему должное, лимит самоуважения далеко не исчерпан – не потакать же форменному разврату АРСа! И вот, до открытия фестиваля месяц – билетов в продаже нет, двадцать дней - билетов в продаже нет, десять дней до открытия фестиваля - билетов нет!
   (В скобках замечу, что Валерий Белоконь с честью испил чашу всей этой каши до дна. Несмотря на беспардонное свинство «Новой волны» по отношению к нему, он не стал мелочиться и все условия договора выполнил. Билеты раздарил друзьям да приятелям, организовал каждодневные пышные afterparties, а сам исчез! И никто, даже самые близкие друзья, в течение всей «Новой волны» не мог его найти! Если Валерий Валерьевич не прочтёт это интервью, кто-нибудь, передайте ему, пожалуйста: я искренне им восхищаюсь!)
   Короче, за девять дней до фестиваля билеты оказываются в моём офисе и я оказываюсь зажатым в жутчайшие «тиски»: с одной стороны, строжайшая директива АРСа билеты Шенкману-Белоконю не отдавать, с другой – Шенкман-Белоконь и ощущение необратимого провала фестиваля, если билеты срочно не запустить в продажу. Я даже не знаю, что на меня давило больше: угрозы с обеих сторон (и АРС, и Шенкман запугивали меня, как могли) или внутренняя этическая ломка. Врагу не пожелаешь моих переживаний в те окаянные дни!

 - Но кто-то же мог помочь тебе разобраться в той ситуации! Тот же Паулс, например?
 
- Паулс, в отличие от Крутого, человек, сугубо творческий, с его помощью мы с Лёвой Островским решали многие именно творческие вопросы, и нагружать Маэстро оргпроблемами нам никогда даже в голову не приходило, истинное народное достояние нужно беречь. Сам же Лёва дать мне совет не отважился – дорожа отношениями как с Крутым, так и с Шенкманом.
   Невольным свидетелем моего душевного смятения был, кстати, и мой близкий тогдашний друг Миша Задорнов, с которым мы несколько мучительных для меня часов провели в ресторане, обсуждая наш новый совместный проект - «Юрмалину». Я изложил Задорнову как старшему товарищу всю эту ситуацию: Миша, что мне делать, ты же опытный политикан. Задорнов оценил всю тяжесть моих переживаний, но совета тоже не дал: решай, мол, сам. Хотя об АРСе высказался крайне нелицеприятно, а с тем же Шенкманом его связывают приятельские отношения. Михал-Николаевич тем самым оправдал мой комплимент насчёт его политического опыта. И надо отдать должное теперь уже Михал-Николаичу: через некоторое время он этим своим "опытом" восхитил меня ещё больше, в организации другого фестиваля - нашей с ним «Юрмалины».
   Что же до «Новой волны» - я разрубил этот дурно пахнущий узел сам, сыграв за латвийскую сторону. Запустил билеты в продажу, а Шенкману сказал: «Саша, я не хочу больше барахтаться в этой грязи, не хочу быть жертвой ваших с Крутым добрых партнёрских отношений, я лучше уйду – с высоко поднятой головой и с сознанием выполненного долга».
   Но куда там Шенкману до моей выстраданной горделивой образности! Шенкман, обрадованный СВОЕЙ победой над Крутым, уговорил меня доработать до конца фестиваля, заверил, что в обиду меня не даст, что он вообще никогда и никому не позволяет обижать его людей. На мне столько было «завязано», что пришлось согласиться и довести свою работу до конца. А миляга Шенкман, дабы наладить рушащиеся отношения с Крутым, попросту предал меня, принёс в жертву, чтобы «замять» историю с билетами: виноват, мол, во всём один Дубовский, я его теперь уволил, и всё отныне пойдёт как по маслу. Попутно Александр Исаакович даже «забыл» со мной расчитаться за два года работы! По окончании первой «Волны» он просил войти в его убыточное положение – уж в будущем году, мол, не поскуплюсь! Слова, слова!.. А ещё друг Валерия Валерьевича Белоконя!
   И вот тут спасибо АРСу, верно оценившему моё положение! В АРСе поняли явно шахматный ход Шенкмана, осознали мою невиновность, и подтверждением этому послужил концерт «Фабрики звёзд» Игоря Крутого, который я позже привозил на гастроли в Ригу. АРСу ничего не стоило закрыть для меня этот проект, но концерт состоялся.

 - Могу себе представить твоё теперешнее отношение к «Новой волне»...
 - А вот и нет! Пойми, я вовсе не против «Новой волны», пусть у неё и впрямь всё идёт как по маслу! Спасибо «Новой волне» - я многому научился.
   Благодаря АРСу, увидел в работе истинную «фабрику звёзд».
   Благодаря Румянцеву, наряду с понятием «вор на доверии» обогатил свой словарь термином «жених на доверии» - о, это отдельный урок этики!
   Благодаря руководству концертного зала «Дзинтари», понял, что былые заслуги не считаются и что надо идти вперёд!
   Благодаря издательскому дому «Петит» и двум Ше: Шейнину и Шенкману - поразился, как легко у нас предают своих, стелясь под Москву, связи и деньги. Своего благодетеля Шенкмана в день открытия очередной «Новой волны» я даже поприветствовал трогательной эсэмэской: «Спасибо, Александр Исаакович, за урок, именно благодаря Вам, я впервые поверил, что Иуда был евреем!»

 - Ого! Жёстко! Что, и это можно публиковать? Зачем тебе сейчас-то всё это ворошить?
 - Один уважаемый человек сказал мне как-то, что я чересчур мягкий и интеллигентный человек, что вот он бы в подобной ситуации не позволил так с ним обойтись – бился бы до конца, и все эти, как он выразился, «московские пид...сы» имели бы жалкий вид... Так что совсем без поддержки я не остался. «Авторитетные» люди предлагали мне свою помощь в восстановлении справедливости. Но я же вышел из «юных ленинцев» - «мы пойдём другим путём», помнишь? – и к подобным методам борьбы никогда не прибегал.
   В судьбоносном для «Новой волны» вопросе я тогда принял решение в пользу имиджа Юрмалы, Фестиваля, Паулса, Вайкуле - заслуженных и долголетних символов латвийского профессионализма и обязательности. Эти качества я всегда развивал и в себе, и в своей работе. Пусть это звучит высокопарно, но, в конце-то-концов, под всеми документами по организации «Новой волны» стояло моё имя, а мне оно дорого. Кроме собственного имени, мне торговать нечем. В моём багаже сотни концертов, шоу, фестивалей, и главным достижением в своей работе я считаю не многочисленные знакомства со звёздами (обыватель, как правило, завидует в нашем бизнесе именно этому), а доверие публики и людей, с которыми доводится работать.
   Для меня высшей оценкой послужил такой эпизод. Первая «Новая волна» подходила к концу, настал день гала-концерта, и вдруг забастовали постановщики света и звука. Час до начала концерта, а они не включают ни прожектора, ни микрофоны – устроители «Новой волны» с ними до сих пор не расплатились (это плодоносила «дружба» Крутого с Шенкманом). В кабинете директора концертного зала паника, собрались Крутой, Паулс, Шенкман, Румянцев, я, руководство зала. «Свет-звук» (славные компании PRO-1 и NA) справедливо категоричен: пока не выплатите договорных денег, мы ничего не включим. Их уговаривают и так, и этак: да заплатим мы вам, включайте – они ни в какую. Шенкман просит Лёву Островского повлиять – тот разводит руками: а что я могу сделать, звук-свет не залу принадлежат! Румянцев заявляет: мы слово даём, что заплатим, лично я и Игорь Яковлевич Крутой («Да вы ваще знаете, сколько стоит его слово!») – никакой реакции. И тут «свет-звук» озвучивает такое условие: пусть нам Марк слово даст – мы всё включим!..
   Не буду говорить об эффекте, произведённом на всю эту звёздную планёрку , но я чуть не расплакался в тот момент. Гинтс и Алдис не денег запросили, а МОЕГО слова, МОЕЙ гарантии! Мы с ними столько проектов вместе отработали, знаем друг друга много лет – что им «слова» Румянцева или Шенкмана?..
   А что до шокировавшей тебя смски Шенкману, то наш славный гуру Михал-Михалыч Жванецкий как-то заявил:
 - Неважно, кем ты был, важно, кем стал. Когда мне говорят: «Вот вы евреи…» Я отвечаю: «Иисус Христос тоже был евреем. А кем стал…»

  
Так что кому-то суждено стать богом, кому-то - иудой, а нам лишь остаётся выбирать, на кого равняться.
 - КВН, «Новая волна», «Юрмалина»… И остался Марк Дубовский «у разбитого корыта»?
 - Говорят, нельзя усидеть на двух стульях. Мне удалось усовершенствовать эту поговорку: я не усидел на трёх!
 - И что же дальше? Вернёшься к своим «МORЯМ SMEHA»? Или ты окончательно «завязал» с шоу-бизнесом?
 - В одно прекрасное утро я вдруг физически ощутил, что никого из тех, кого привозил раньше с сольными концертами, больше привозить не хочу. НИКОГО! То ли у меня чувство юмора пропало, то ли я пропал для чувства юмора, но мне многое стало понятным. Почему давно покинул загибающийся разговорный жанр прозорливый Геннадий Хазанов... Почему спился, ушёл с эстрады, а потом и из жизни Михаил Евдокимов... Почему запела и до чего допелась Верка Сердючка...
   Мы, продюсеры, как никто чувствуем перемены в шоу-бизнесе, потому что знаем его изнутри. Вместе с ним меняемся и мы сами, сменяют и нас. Мой добрый приятель, чемпион по корпоративам, балагур и матершинник Женя Сотиков умудряется и сегодня быть всехним другом, потому что легко разговаривает со «звёздами» на их языке. Напротив, некогда самый успешный из нас Александр Аронович Бирман с веяниями времени совладать не смог и, похоже, сошёл с дистанции. А сколько гражданско-продюсерского мужества нужно было иметь Сергею Тимчуку, чтобы в Дзинтари, в разгар «звёздного» сезона, провести концерт давно «похороненного» Вадима Казаченко!
   Раньше по именам артистов на гастрольных афишах можно было опознать и нас: Кобзон, Хазанов, Розенбаум – значит, Бирман, «Любэ», Буланова, Шуфутинский – не сомневайтесь, Тимчук, разные смехачи да квнщики – приглашает Дубовский, театры – Липченко да Никишин… В своё время мне ни разу не удалось привезти на «МORЕ SMEHA» Хазанова, несмотря на наши прекрасные  взаимоотношения. Извини, говорил Гена, но я много лет езжу к Бирману – и это изрядно добавляло моего уважения к Артисту. Знаю, что и Андрей Данилко (Верка Сердючка) не раз отвергал домогательства других продюсеров: мол, в Прибалтике работаю только с Дубовским. Но таких, принципиальных артистов - раз-два и обчёлся. Сегодня время иной нравственности.
   Что ж до меня, то «нет, весь я не умру» (извини, но это уже Пушкин), со сценой завязывать не собираюсь и, если придумаю очередное увлекательное шоу, реализую его как умею. А просто концерты проводить не хочу, без творческого подхода сценические проекты мне больше не интересны.

 - А как будет называться твоя книга?
 
- Поскольку книга моя в основном об эволюции шоу-бизнеса, о наполняющих его людях, рабочее её название – «От Жванецкого до Задорнова», но в процессе работы, думаю, придёт более точная формулировка. Просто я очень хорошо знаю обоих Михаилов и мне легко на их примере расцветить грани как смехотворного жанра, так и телевидения, и культуры в целом.
   Знал бы ближе Ксюшу Собчак, с удовольствием назвал бы книгу «Собчачья ж..а» - уж больно апофеозно выглядят в гибнущей культуре все эти собчаки да малаховы. Они считают, что главное – это не что говорить, а как, потому и орут в три горла, закрикивая суть и размахивая руками. Книга об отце Ксюши, интеллигентном питерском профессоре и мэре Анатолие Александровиче Собчаке, называется «Собчачье сердце». И как же ёмко можно сформулировать на примере одной семьи: развитие нашего общества именно так и катится - от сердца к ж..е! Вспомни Ксюшу в роли ведущей той же «Новой волны»: она нюхает подмышку соведущего, зажимает пальцами нос и орёт - в эфире Первого канала! - фу, это у тебя что, «Дзинтарс»! Очень женственно и эстетично! Да я бы, на месте Ильи Залмановича Герчикова, засудил бы на круглую сумму и её, и Первый канал, и всю Россию, доведшую свою великую Культуру до таких ведущих! Куда такие люди могут вести?!
   Жванецкий здорово высказался по ксюшиному поводу: как может девушка быть такой отвратительной ради того, чтобы стать известной!

 - Ну, а мы? Мы ещё со времён СССР были для остальных советских народов западом – и культурнее, и чище, и, как нынче говорят, продвинутее. Как по-твоему, становимся ли мы культурнее и чище и теперь?
 - Скажи, когда мы голосуем за СВОИХ депутатов, а они через месяц плюют на наши голоса, обеспечившие им победу на выборах, и переходят во враждебные партии – это чистота и культура?
   Однажды Саша Мирский попросил меня провести концертную презентацию его нового альбома и очень удивился, когда я отказался от гонорара. Ладно, сказал он, когда-нибудь и я тебе пригожусь. Прошло какое-то время, он стал владельцем радиостанции, и я попросил его помочь в рекламной кампании одного проекта. Угадай его реакцию! Он просто перестал брать трубку, когда я звонил. Теперь он депутат, заслужил. Ведь вёл себя истинно по-депутатски: люди, делайте для меня, а я потом буду делать для вас! Этот депутатско-мирской лозунг работает ровно до свершения первой части! Это чистота? Это культура?
   Увы, Рига сегодня очень похожа на Москву. Нигде в мире я не встречал такого поклонения Москве и её понтам, как в Риге! Мы и одеваемся так же - без брендового «откутюрья» стыдно из дому выйти, и на машинах ездим – не по удобству, а по выпендристости (ну, не для наших дорог Lamborgini да Ferrari), и в эфиры выходим с прогнозируемым лексиконом - милые женские голоса всевозможных шалецких так и радуют наши уши нежными словечками «типа» «хрень» да «бабло».
   Не знаю, насколько мы, нелатыши, знаем сегодня латышскую историю, культуру, язык (уверен, мы обязаны как минимум знать язык и как максимум интересоваться всем остальным), но я точно знаю, что мы всё хуже знаем свой родной язык и своё родное всё остальное! Надо что-то делать! Но это...

 - Но это уже не менее важная тема для другого долгого разговора. Спасибо, Марк, и до свидания!
  
Марк проводил меня до калитки. Бендер смотрел на меня своими умными глазами – словно бы зная ответы на незаданные вопросы. Подумалось, вот бы у собак поспрашивать: а на их взгляд, изменились ли мы, люди, за те же 15 лет?
Александр Блинов, главный редактор.
 

 
Журнал "Марта"
25 июня 2009 года, № 26
 
Неунывающий хулиган Марк Дубовский
 
Встречаться с продюсером и шоуменом Марком Дубовским "Марте" всегда очень приятно. Потому что, несмотря на прожитые годы, крутые жизненные виражи и разновсяческие кризисы, он в душе остался всё тем же весёлым хулиганом с удивительным чувством юмора. Что, извините за каламбур, неудивительно. За столько лет путешествия по "Моrям смеха" его смело можно назвать экспертом нашей страны в области сатиры и юмора.
Марк, поговорим о главном – о кризисе. Есть у тебя свой фирменный рецепт, как его пережить?
Рецепт прост: надо помнить старую мудрую поговорку о том, что хорошо там, где нас нет. Наверное, сегодня нет такой страны, в которой было бы всё идеально и замечательно. Самые развитые страны пребывают в состоянии кризиса. Что уж говорить о не очень развитых и, как мы, совсем недоразвитых? Но даже в Латвии есть немало нереализованных возможностей, благодаря которым страна может выжить. Но почему-то они не используются. Вообще к нашей стране есть много вопросов "почему?" Я искренне считаю себя её патриотом. Но беда, и не только моя, в том, что нам до этой страны есть дело, а стране до нас – нет. Так что с патриотизмом у нас большая беда. Гораздо выгоднее сегодня называть себя космополитом, гражданином мира, но это всё равно не по мне.
   А рецепт от кризиса? Для мужчин – не забывать о том, что нас окружают женщины. Для меня женщины – это самая главная загадка в жизни. Я никогда не устаю восторгаться женскими прелестями, красотой, мудростью. Для меня совершенно очевидно, что женщины мудрее мужчин. Соревноваться с женщинами – пустая затея.
   Мне удалось вывести этакую формулу: мужчина становится мужчиной только в лучшем случае, а женщина женщиной – всегда. И если бы человечество это осознавало, то никакого кризиса и не было бы вовсе. Поэтому, пользуясь случаем, хочу извиниться за весь мужской пол перед всем женским за то, до чего мы, неразумные нерадивые мужики, довели нашу планету. Вместе с тем хочу признаться, что я против института деловых женщин как таковых. Считаю, что женщины становятся деловыми именно потому, что рядом с ними не оказывается деловых, настоящих мужчин.
"Кухня, церковь, дети"? Кажется, так переводится с немецкого
любимый постулат мужчин?
– Дело не в этом. Не думаю, что женщина, даже самая честолюбивая и целеустремлённая, мечтает заниматься тяжёлым бизнесом. Рожать и воспитывать детей – это занятия, изначально более женские от природы.
Под женским бизнесом я понимаю конструирование не бронетехники, а изящных шляпок, создание новых сводящих с ума духов… Нет, если женщине нравится руководить заводом, армией, страной – пусть руководит, конечно! Мы же все очень разные – и женщины, и мужчины.
   Но что сказал Бог, отпуская на землю Адама и Еву? "Плодитесь и
размножайтесь!" А может быть, нам не говорят всей правды, и Бог сказал:"Создавайте заводы, придумывайте финансовые пирамиды, продавайте яблоки своим соседям!"
Героиня фильма "Зимняя вишня" говорит: "Семья – она как родина:
должна быть, и всё тут. А иначе в ней вообще смысла нет". Ты согласен
с такой постановкой вопроса?
Нет, конечно! А как же без любви? Влюблённость – это вспышка зарождения эмоций высочайшей силы. Если родина или семья лишены подобных вспышек, в них действительно "вообще смысла нет". А вот если, как у меня с женой, любовь с первого взгляда! Она выстрелила глазами – и всё, "выноси готовенького"! И постреливает, постреливает! Вот уже 30 лет! Должно быть большое чувство. Уверен: это дар свыше, единовременный, главное – не упустить его. Ромео и Джульетта для меня вовсе не банальные образы – это очень высокая история!
Смею напомнить, у них всё довольно грустно закончилось.
Умереть от накала влюблённости такой силы, от безудержной страсти!.. Мгновение равно целой жизни. Какая разница, в каком возрасте умереть во имя Счастья? А ведь есть люди, считающие, что создавать семью попросту надо. Потому что так положено. Вот и вырастает пресловутая "зимняя вишня".
Семья – это, прежде всего, моральные обязательства, к ношению которых далеко не все готовы. Вероятно, очень занятно жениться по пять-восемь раз (и я таких людей знаю), каждый раз убеждая себя и других, что пришла новая любовь. Но это не моё, в вопросах морали я – консерватор. Считаю порядочность главным житейским достоинством.
Были в жизни ситуации, когда ты пострадал от этого своего убеждения?
( cмеётся ) Да я только тем и занимаюсь, что страдаю от этого. У меня столько "учителей" было в этом вопросе!.. Но это в прошлом, не хочу вспоминать старое – пусть меня будущее продолжает учить!
   (От автора: покопавшись в прессе и полазав по Интернету, можно вспомнить, что в недалёком прошлом Марк Дубовский продюсировал все самые крупные фестивали. Это и "Юрмалина", в которую перетекло "дело его жизни" – райкинский фестиваль "Мore smeha". Для меня, как и для многих, и сегодня загадка: как Марк отдал этот фестиваль Михаилу Задорнову? Это и фестиваль КВН "Голосящий КиВиН" с Александром Васильевичем Масляковым… Это и "Новая волна" с Игорем Крутым и Раймондом Паулсом… По каким-то причинам Марк в один год перестал быть продюсером всех этих проектов. Возможно, именно перечисленных в этих скобках людей Марк и считает своими "учителями".)
Я помню, когда родилась твоя дочка Александра, ты заявил, что таким образом решил улучшить демографическую ситуацию в стране. А если серьёзно, на тот момент у тебя уже было два сына, причём старшему Роме было 17 лет, а среднему Паше – 15. Как многодетный отец, как ты считаешь, должна быть у детей большая разница в возрасте или скопом растить легче?
Я не знаю. Дело в том, что, когда родился старший сын, я сам ещё был ребёнком, а к отцовству нужно быть осознанно готовым. Пришлось пройти через столько ошибок!
   А вот к рождению дочери я был вполне готов. За прошедшие годы у меня всё же накопились некоторые знания, в том числе и в области женской природы. И к Альке я с самого начала относился именно как к женщине. Без учёта её младенчества. Однажды, когда она была ещё совсем маленькой, я принёс жене цветы – так Аля закатила такую истерику, что с той поры я всегда покупаю два букета: один большой, другой поменьше.
   К счастью, несмотря на мои родительские ошибки, мои сыновья выросли хорошими, порядочными людьми. И я ими очень горжусь. Надеюсь, что так же буду гордиться и Александрой. Кстати, чтобы ты поняла, какое впечатление на меня с юности произвела повесть о Ромео и Джульетте, расскажу, что мы с женой хотели назвать сына в честь Ромео Романом, а дочь в честь Джульетты Юлией. С Романом всё получилось, а вот вместо Джульетты родился Пашка и разбил отцовскую мечту о реальность (смеётся ). И чтобы не называть его Тибулом, пришлось назвать Павлом. Ну, а Александру назвали в честь дедушки.
 – Почему-то сейчас я подумала о том, что в наше время у молодёжи было гораздо больше возможностей реализоваться: туризм, студенческие театры, художественная самодеятельность, бардовская песня… Если я не ошибаюсь, именно с этого началась и твоя творческая карьера. Как ты думаешь, сейчас у молодёжи есть какая-то альтернатива? И хорошо ли это, что они – совершенно другие и воспитаны на других ценностях?
 – Нас очень трудно сравнивать. Это поколение полностью ушло в Интернет. Во Всемирной паутине сегодня можно знакомиться, дружить, найти себе пару, делать покупки, читать книги и смотреть кино. Можно жить, не выходя из дома. Поэтому они разучились общаться. Им легче послать в эфир смайлик, чем выразить свои мысли. И это очень огорчает.
   Кстати, а почему ваш журнал называется "Марта"?
 – А почему ты мне вопросы задаёшь? Кто у кого интервью берёт?
 – Ну, я всё-таки ещё и немножко еврей ( смеётся ).
 – Марта – красивое женское имя.
 – Согласен. Но почему бы не переименовать ваш журнал в "8 Марта"? Или, например, в "24 Марта"? ( смеётся ) ( 24 марта – день рождения Марка Дубовского – прим. автора ).
 – Мы обязательно подумаем на эту тему. Ну, коль уж мы сегодня столько говорили о женщинах, вспомни, пожалуйста, какой-нибудь самый романтичный или трогательный момент в своей жизни.
 – Почему-то сразу вспомнился пьяный Ипполит из "Иронии судьбы", который рассуждал на тему: "Мы стали скучно жить! Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам!" ( улыбается ) А если серьёзно, то вспоминается наша поездка семьёй в Италию. Когда мы были в Вероне, мы гуляли по городу и зашли во дворик дома, где жила Джульетта. Никто не знает, была ли на самом деле история любви, воспетая Шекспиром, но в Вероне стоят дома и Монтекки, и Капулетти. Так вот, в этом дворике, глядя на памятник Джульетте, на её балкончик, я плакал…
 – Так выпьем же за то, чтобы любовь не покидала нас в любом возрасте!
 – Согласен!
                                                                                                 Оксана ЛЕРМОНТОВА

  

 
Марк Дубовский: "Слабый засыпает лицом в салате, сильный - в десерте!"
                                                          Наталия ЗАХАРЬЯТ, MK Латвия, 26 января 2005

    Директор международного фестиваля юмора "MORE SMEHA",известный шоумен Марк Дубовский утверждает, что он не гурман и в вопросах питания абсолютно не избирателен. А еще он уверен, что чувство юмора и чувство вкуса никак не взаимосвязаны.
   Шутит или говорит правду - понять невозможно.
 - Чувство юмора либо есть, либо его нет,-очень серьезно начинает свой рассказ Марк.- И за столом сие чувство приходится в любом случае приглушать. Потому что "когда я ем, я глух и нем". Потому что "правильное питание предусматривает тщательное пережевывание пищи". Но я лично шучу практически всегда, вне зависимости от того, кушаю я или не кушаю. И когда говорят, что юмористы шутят только на сцене - это неправда. Исключение тут составляет, пожалуй, только Андрей Данилко (Верка Сердючка), для которого юмор - искусство. Когда Андрей надевает маску он мгновенно превращается в настоящий фонтан балагурства, а когда маску снимает - в обыкновенного и довольно-таки сдержанного человека.
   Может, тут срабатывает эффект маски как таковой? Копать можно много и долго - мол, все мы созданы из комплексов, а маски - наше прикрытие… Лично мне больше по душе интимные застолья, человек на пять-десять. Специально для таких встреч держу и дома, и в офисе гитару, с удовольствием пою и лирические, и ироничные песни. А больших компаний и тусовок стараюсь избегать. Потому что там в масках ходят все.
 - Умею ли я готовить?- задается вопросом господин Дубовский.- Думаю, что да. Могу приготовить вкусный шашлык из баранины. Любимые блюда - лисички с отварной картошкой да со сметаной, вареники с картошкой или с ягодой. Молочные коктейли и кисель со сливками с детства люблю. Могу целиком съесть торт "Циелавиня". Кто-то удачно пошутил: "Только слабый засыпает лицом в салате, сильный засыпает лицом в десерте!"
   Сладости
- моя слабость. Главная досада - неконкуретноспособность современной фабрики "Лайма". Она потеряла ореол моей любимости. Взращённый на некогда самых вкусных конфетах "Серенада", авторитетно заявляю: нынче эти конфеты совсем не те. Сначала думал, что изменились мои вкусы, но ведь в Минске, в Москве, в Санкт-Петербурге по-прежнему выпускают замечательные сладости. По большому счету, советские конфеты были самыми вкусными в мире!
   Еще обожаю пищу, приготовленную на гриле, и замечательное итальянское блюдо
- тонко нарезанную пармскую ветчину с красной дыней! За это яство можно родину продать! Так же как и за фаршированную куриную шейку в исполнении моей мамы. С цимесом в качестве гарнира. Не зря же, оценивая что-то очень вкусное, люди восклицают: "Это цимес!" Но повторюсь - фаршированную шейку люблю только в исполнении моей мамы, потому что то, как готовят это блюдо в нашем еврейском ресторане, скорее породит антисемитизм, чем любовь к еврейской кухне…
 - Питаюсь два раза в день. Завтракаю, обедаю, а после ем уже только фрукты. Потому что всю жизнь занимаюсь спортом и мне нравится состояние легкости, эдакого полета. Сплю зато хорошо и утром просто летаю. Честно говоря, еда не относится к числу моих жизненных приоритетов. Вот без секса, спорта и фруктов я жизни не представляю. Если я чего-то из этого списка не употребляю - жизнь теряет смысл. Тогда как, если я не съем отбивную и не слетаю в космос, не много потеряю. Фрукты, кстати, люблю маниакально! Съедаю по 3 кг в день. Жаль, что продаются у нас они далеко не лучшего качества и кожуру с них всегда приходится счищать. Советую это делать, ибо витамины содержатся в шкурках только тех фруктов, которые только что сняты с веток.
 - Что еще посоветуете?
 - При покупке апельсинов учитывайте, что они должны быть настоящего оранжевого цвета, а не серого или зеленого. Впрочем, у нас даже бананы продают те, что хранят в газовых камерах! Именно благодаря таким бананам в нашей и без того пошлой жизни мы приписываем сим фруктам разные неприличные функции.

Нет, не с курицы — с яйца
Лексикон наш распластало,
У начала и конца
Многовато смыслов стало.
И стараются друзья,
Шутят пошло и банально,
Больше нам уже нельзя
Без стесненья есть бананы.


 
Достали!
СУББОТА, 18.03.2004, N 12.

 
   Сатирик Марк Дубовский написал неожиданные стихи. Сподзаголовком «Гражданская позиция». Публикуя их, мы поинтересовались у Марка: почему?
   Пользуясь случаем, редакция «Субботы» с удовольствием поздравляет нашего друга Марка Дубовского с днем рождения! Не сомневаемся в том,что его гражданская позиция плюс личное обаяние способны горы свернуть!
 - Я считаю, что Латвия стоит на краю пропасти. И сегодня это ощущается особенно сильно. Мы живем в абсолютно беспринципное время. Депутаты повышают себе зарплаты. Министры занимаются чем угодно, только не тем, что происходит в Латвии. В основном - обустройством своего будущего.
Репше, несмотря на то, что завалил свое правительство, не прочь был занять теплое место снова. Пятерка русских депутатов, за которых многие из нас голосовали из-за знамени, под которым они «призывались», сегодня играет уже в другой команде. За деньги или нет — другой вопрос, но НАС ПРЕДАЛИ!
Среди русских партий согласья, увы, совсем не стало: Юрканс, Жданок, Рубикс, Долгополов, Урбанович — каждый нынче тянет в свою сторону. А нам, таким доверчивым, как теперь быть? Неладное у нас общество. Нет в нем лада. Полный раздрай во всем. Светлого очень мало. Не утешает даже то, что правительству, Сейму наплевать на весь народ в целом, без национального различия. Парадокс: провозглашая всеми своими поступками национальное государство, ОНИ издеваются и над русскими, и над латышами, которых вроде как оберегать призывают.
   Неумное у нас правительство. Много ли каши сваришь, если во главе всех вопросов стоит не желание эти вопросы решить, главное - не подпускать к их решению русских!
   Достали! Но нам-то здесь жить!
 
Миром по миру
гражданская позиция
 
А давайте латышей
Гнать из Латвии взашей!
Ну и русских заодно,
Им же, свиньям, все равно!
Латышей — на дикий остров,
Чтоб одни там жили просто.
Русских, чтобы было честно, -
За Урал, там много места!
Нужно и жидов проклятых
Сбагрить за сертификаты!
Что? Куда? Да как учили:
Всем им место — в Израиле!
Далее... Поляков — в Польшу,
Несогласных — в мир иной,
В общем, каждому — по «полшу»
И под задницу ногой!..
Украинцы, белорусы,
Немцы, прочие индусы
Позабыли все приличья -
Развелось их до хрена!
А литовцы? А цыгане?
А эстонцы? А армяне?
Судя по числу шашлычек,
Это их ваще страна...
В общем, всех и без базара
Надо бы отсюда — ARA!
(«ARA» — не армянский возглас,
«ARA» по-граждански — «ВОН»!
Это тех отправка в космос,
Кто неправильно рожден!)
...Депутатят, депутанят,
Депутащат — не отнять!
Сейм латвийский не устанет
Людям радость причинять!
 

 
Латвию все еще считают частью России
LAUKU AVIZE, Анита АБОЛИНЯ
04 августа 2003 г


   Выступая на 2-м Международном конкурсе исполнителей поп-музыки "Новая волна" в Дзинтари, гостья из Германии Сара О'Коннор, обращаясь к публике и телезрителям, сказала, что она впервые в России.
   Многие зрители, которые смотрели прямую передачу с конкурса на 7-м канале Латвийского телевидения, почувствовали себя неподдельно задетыми тем, что Латвию путают с Россией.
   Певица Сара О'Коннор рано утром в пятницу уже улетела из Латвии. Так что ее менеджеру пришлось отвечать на вопросы, в самом ли деле певица не знала, в какой стране выступает. Организаторы мероприятия и представители конкурса в Латвии разъяснили газете, что потом она извинилась, и добавили, что спутать было нетрудно, потому что главным организатором конкурса было Общественное российское телевидение.
Представитель организаторов в Латвии Марк Дубовский слегка удивился желанию выяснить эту, как он считает, незначительную оговорку певицы. "Я не присутствовал в тот момент, был за кулисами и занимался организационными делами. Конечно, она оговорилась - с кем не бывает. Но для многих западных стран Латвия не связана с понятием свободного и независимого государства. Так что ее нередко считают частью России".
   Председатель жюри конкурса Раймонд Паулс в телефонном разговоре признал, что такие оговорки встречаются не в первый и не в последний раз. Маэстро отнюдь не был удивлен словами немецкой певицы, но все же почувствовал себя несколько задетым: "Пятьдесят лет недавней истории Латвии сделали свое дело. Но и за годы независимости мы не сделали ничего, чтобы Латвию знали и узнавали в мире. Я часто слышал, как Латвию путают с Литвой. Этот случай свидетельствует об уровне знаний данной певицы, но ведь и далеко не все латвийские музыканты могут рассказать, где находится, например, Венесуэла". 
 

 
"Новую Волну" оштрафовали 
                                                                                   Наталия МОРОЗОВА, Телеграф
                                                                                    9 августа 2002

    Центр государственного языка наложил на латвийских организаторов фестиваля "Новая волна" штраф в размере 50 латов за нарушение Закона о языке, так как во время международного конкурса не был обеспечен перевод на латышский.
   Марк Дубовский и его компания могли оспорить это решение в десятидневный срок. Но, как заявил Дубовский, делать этого не собираются:
 - Я законопослушный гражданин, поэтому с буквой закона должен ладить. А эта буква диктует, что если мероприятие, в котором участвуют иностранцы, проходит на территории Латвии, оно должно вестись как минимум на еще одном языке - государственном. Поэтому я заплатил 50 латов.
 - Но для мероприятия такого масштаба можно было сделать исключение…
 - Можно, и законы могли быть гибче. Мы организовывали фестиваль для эфира на ОРТ. Транслировалось мероприятие и на Латвийском государственном телевидении, и как раз там мог либо сидеть человек, который вел бы за кадром перевод, либо перевод шел бы титрами. И тогда все были бы довольны. А ставить на самом концерте второго диктора - это убивание времени, и ни один телеканал мира не пойдет на то, чтобы увеличивать в два раза объем вещания ради языка.
   Получается, что нарушаем, потому что приезжают участники из других стран. Но представьте себе выступление Маслякова, который вел бы КВН, а рядом бы стоял, допустим, какой-нибудь латвийский журналист и говорил: "Un tagad KVN komanda no Novosibirska"!
 - Это все равно что дублировать на государственном языке гастрольный спектакль. Так, может быть, нужно как-то оговаривать этот момент в госинспекции, получать какое-то разрешение?
 - А нет в законе такого пункта — оговаривать или не оговаривать. Просто соблюдать - и все.
 - Так что в следующий раз вы тоже заплатите штраф?
 - Похоже на то. У нас "МORE SMEHA" в конце октября.
 - Вы довольны тем, как прошла первая "Новая волна"?
 - В целом - да. Но есть частности, которые стоит еще проанализировать. Пока я весь в цифрах, в расчетах, в долгах. Вот когда все это завершится, тогда и поговорим.

 
За всё в ответе  
тел: +371 29212319
Jeruzalemes iela, 6/8 - 3,
Riga, LV-1010, Latvija
e-mail: marks.dubovskis@gmail.com