Неполное собрание сочинений

НЕСТИХИ (книга)

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ ,,НЕСТИХИ,,
Презентация книги "НЕСТИХИ" (в гостях у газеты "Суббота")
ХУДОЖНИК КНИГИ В.ПОЛКОВНИКОВ
Художник-оформитель книги Владимир ПолковниковНЕСТИХИ
                Мэтр латвийской журналистики Виктор Маркович Резник-Мартов


НЕСТИХИ                                                                                                   

ИРОНИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФСКАЯ НЕПОЭЗИЯ
С ПРОСКАЛЬЗЫВАЮЩЕЙ ГРАЖДАНСКОЙ ПОЗИЦИЕЙ
А ТАКЖЕ ПОЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА
С ОДНИМ-ЕДИНСТВЕННЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ОТСТУПЛЕНИЕМ


ТУТ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧТО-ТО ВРОДЕ ЭПИГРАФА

Мы с Пегасом с рожденья на "ты",
Проживаю я честно и внятно,
Если в ваших охапках цветы -
Возлагайте, мне будет приятно!

ТУТ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧТО-ТО ВРОДЕ АВТОРСКОГО ВСТУПЛЕНИЯ

   Я счастливый человек.
   Какой-нибудь классик после этой фразы заключил бы: остальное - в моих стихах. Но ВСЁ ЭТО - как и обещано обложкой, не стихи. Да и, по большому счёту, не книга. Так, добыча из стола, из шуфляток, с антресолей. Правда, все перечисленные ёмкости - мои.
   Я не классик. Но и не какой-нибудь. Мировоззрение уже не шатается. Жизненные критерии сформировались. Вкусы и пристрастия сложились.
   Люблю своих близких. Уважаю неблизких, из гуманных соображений. Недалёких не воспринимаю вообще - какой с них спрос?
   Обмануть себя позволяю, но только однажды.
   В бога верю очень индивидуально. Церковь не люблю. Когда коллективно да с чьей-то помощью - о сугубо личном, это не моё, это для слабых.
   Писать - нравится. Хотя могу и не писать, что обнажает во мне любителя, непрофессионала.
   Зато не могу без любимой женщины, без спорта, без фруктов, без душа, без автомобиля. И без шуткования. Которое считаю не просто стилем проживания жизни, а лучшей защитой от самой жизни.
   Для тех, кто умеет шутить сам, звучащий в ответ смех - бонусы в копилку самоутверждения. Для тех же, кто требует шуток от других, смех - спасение от страхов, хоть временное, но расслабление.
    А теперь - шутки в сторону! Расслабьтесь, соберитесь с духом!.. Можете пройтись по комнате, поприседать... Так, теперь ровней дыхание!.. На мгновение замрите!..
    Всё, перелистывайте!..

    Хотя вот ещё что!

ТУТ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧТО-ТО ВРОДЕ ОТЗЫВА О КНИГЕ

   Поначалу, когда Марк Дубовский попросил меня написать несколько слов о его книге, у меня ухудшилось настроение. Когда же он ещё и вручил мне толстую папку с рукописью, оно испортилось окончательно. Во-первых, мы друзья и портить наши отношения в мои планы не входило. А если книга мне не понравится? Отбрехаться банальностями? Мол, свежее дыхание молодого автора чувствуется на каждой странице и я желаю этой книге, как могучему кораблю, успешного плавания в океане многочисленных читателей...
   Я могу лихо врать женщинам, но только не читателям, читатели - это святое! И отказать другу тоже не могу. Тем более, что мы учились с ним в одной школе. Хотя и в разное время. Думал даже предложить Марку то, что в советское время говорили мне, начинающему, маститые литераторы: ты сам напиши, а я подпишусь. Но, слава богу, я вовремя опомнился. Вспомнил, что Марк уже не начинающий, а скорее, как и я, заканчивающий. Взял рукопись и положил её на стол, на видное место, чтобы, как завязанный узелок, она напоминала мне о себе. И, как это часто бывает с узелками, забыл. Поскольку не завязал узелок, чтобы вспомнить об отложенном узелке.
   Однажды утром, как и подобает писателю, пускай даже всего лишь сатирику, я встал счастливым от творческой хандры, подошёл к столу, сел и, от непришедших мыслей, взглянул на первую страницу какой-то рукописи.

На женщину
                смотреть без вожделенья
Я не могу,
               и, если выйдет срок
Однажды, вдруг
                          привычного томленья
Не ощутить -
                    я сам спущу курок.

   Мне очень понравилось. Это так соответствовало моему настроению! Кто-то очень умный написал эти строчки, подумал я. Перевернул страницу, другую, третью, прежде чем догадался, что этим "умником", оказывается, был мой друг Марк Дубовский. Эти чудесные, хотя и поэтические строчки, принадлежали ему! Честно говоря, я от него такого не ожидал. Я думал, в его книге будет множество злобных эпиграмм, обличительных фельетонов, а тут - стихи! Порой всерьёз, и о себе, и о душе...
   Я всегда замечал, что талантливым людям маловато бывает того, чем они занимаются. Душе моего друга стало тесно в рамках его личного "моря смеха". С этим, в первую очередь, я его и поздравляю. Поздравляю и с удачной и неожиданной книгой.
   Оказывается, в душе Марк Дубовский не сатирик, и не артист, а поэт. И вот только теперь, осознав и осмыслив, я желаю этой книге успешного плавания не только по "MORЮ SMEHA", но и в океане её читателей!
   Да, чуть не забыл. Предупреждаю, следующие строки написаны не о нашей с ним дружбе.

На собственных друзей
                                   не привыкать
Нам возводить напраслину -
                                   нам нужно
Заранее
                  хоть как-то оправдать
В душе
              непостоянство нашей дружбы.

                                                                              МИХАИЛ ЗАДОРНОВ

ВСЁ, ВОТ ТЕПЕРЬ МОЖНО ЧИТАТЬ...


О МЕНТАЛИТЕТЕ

Свой крест
          тревожно я несу -
Бесцельна
           жизнь по Янису,
И сердце
            бьётся по Ивану:
Девчат,
         шампанского -
                        и в ванну!

ОБ ИЗБИРАТЕЛЬНОСТИ СУДЬБЫ

Природа в нас
                 достоинства вдыхает,
А дальше -
                 проявлять их или нет -
На счётах
               из мерцающих планет
Уже Судьба решает.

О ПАРАДОКСЕ

Нам зло
          прощают много легче
Достоинств наших,
                          потому
Вся грязь,
           все беды нам на плечи -
Отместка чести и уму.

О СЕКСЕ

Мечусь между Жизнью и Страстью.
Кто сверху? Кровать на двоих.
Наручниками за запястья
Прикован я кем-то из них.
В глазах то бело, то вдруг ало -
Зависит ли что от меня?
- Она... надо мной... надругалась! -
Рррычу я, постель семеня.
А кто Она, Жизнь или Страсть, мне,
Прикованному, наплевать,
Ведь дразнит меня этот праздник
И тем, что не вечна кровать!

О ВОЗМОЖНОМ
(нешутка)

Если ты после ночи с красоткой
Вдруг остался в одних лишь носках,
Смех судьбы своей выслушай кротко:
Ум у сердца всегда в дураках.

О БОЛЬНО УМНЫХ

О вкусах не спорят. Но всё же,
Тому, кто оспорит твой вкус,
Так хочется съездить по роже,
И, пусть он хоть трижды индус,
Расхожесть восточных учений
Так здравому смыслу вредит,
Нередко знаток изречений
Не ум - кулаки бередит!

О ДУШЕВНОСТИ

Невозмутимость мудреца -
В уменьи скрыть волненье в сердце.
И плохо дело у глупца -
Когда закрыта в сердце дверца.

О РАЗГЛАГОЛЬСТВОВАНИЯХ

Философом стать так нетрудно.
Достаточно порассуждать
о Прошлом, о Будущем, нудно
под рюмочку посострадать.
В ответ беспристрастная Вечность -
не раньше, не позже, а влёт! -
воздаст нам за нашу беспечность
всем тем, что сегодня гнетёт.

О МИРОВОЗЗРЕНИИ

Свет и Тьма. Извечный спор.
Солнце и Смерть в чём-то схожи.
Ни на кого из них в упор
Мы взглянуть не можем.

О РЕВНОСТИ И О ЗАВИСТИ

Жена ли, подруга ли, ревность
Оправдана жизнью вполне.
Кровавых разборок душевность
Разумна, вопрос не в цене.
Ведь всё, что твоё, и по праву,
Неважно, насколько твоё,
Кому-то отдать на забаву -
Что снять с антресоли ружьё.

В подругах у Ревности
Зависть, слепая, несмелая страсть.
Стремленье кого-то обставить,
Кому-то позволить упасть...
Исполненный негодованья,
Ножовкой по сердцу скребя,
Не можешь простить достоянья,
Которое не у тебя!

О ТЩЕСЛАВИИ

Тщеславие отнюдь не тщетно.
От Жизни, коротая век,
Добьётся скидки несусветной
Честолюбивый человек.
Тут ни при чём ни сила духа,
Ни ловкость рук, ни скорость ног.
Тот сам себе - беда-разруха,
Кто в мыслях сам себе не бог.

О ПОЛЬЗЕ АЛКОГОЛЯ

Тебя распирает от важности?
А ты вместе с другом по сто грамм
Прими, безо всякой отважности,
И станешь весёлым и добрым!

О САМООБМАНЕ

Чтоб оправдаться в собственных глазах,
Себя порой бичуем мы, небольно:
Мол, нету сил, мол, цель внушает страх...
Неправда, не бессильны мы - безвольны.

О СНИСХОДИТЕЛЬНОСТИ

И взгляды иногда испепеляют.
Мы любим оступившихся хоть раз.
Чужие недостатки окрыляют.
Но только те, что водятся и в нас.

О ВЗАИМОВЫРУЧКЕ

Осознавать своё несовершенство -
Нет ничего печальнее, и мы
Уверенность в себе, залог блаженства,
Берём у нашей Гордости взаймы.

О САМООБЛАДАНИИ

Как бы я ни владел собой,
Не без трепета понимаю:
Что-то пуще владеет мной,
Оттого я в пути хромаю.
Только в дело вонзится ум -
Я, как водится, собран, целен -
Сердце включится наобум,
И к другим меня тянет целям.

О СОБСТВЕННОЙ ЗНАЧИМОСТИ

Тяготиться несчастьями глупо,
Быть несчастным достойно вполне.
Нужно верить: невзгоды отступят -
И заслуги пребудут в цене!
И себя, и других в эту веру,
Ох, как важно, покрепче вовлечь,
Стать себе же милиционером,
У Судьбы разводя Щит и Меч!

О ЗЕМНОМ

Повседневность на пакости падка,
Вот какая в сознании каша:
Наши собственные недостатки
Нам милее достоинств наших.

О ПРИХОТИ

Причудливые прихоти судьбы
Оцениваем мы по настроенью,
И даже коллективные гробы
Так не всегда в нас будят сожаленья.
На бой с судьбой идти - напрасный труд,
Будь даже Македонским Сашкой ты хоть,
Причудливей, опасней всех причуд
Простая человеческая прихоть.

О РАДОСТИ

Я счастлив тем, чем обладаю,
Восторжен теми, с кем живу,
Плодов запретных не желаю -
Ну, разве что, не наяву.
Порой купаешься в соблазнах,
Но радость сердца мы храним
Не в них, не в вожделеньях разных,
А в нашем отношеньи к ним.

СПОРТ ИЛИ ИСКУССТВО
(шутка)

Я сходил Е 4 - Е 2,
С перепою - как ломом трахнутый,
И икнул, оклемавшись едва:
Во, блин, шахматы!

О ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ

Как рушится самодовольство,
Когда вдруг вскользь осознаёшь,
Что в споре не учтут геройства,
Цена словам без дела - грош.
Когда сегодня порицаем
То, что одобрили вчера,
В глазах других мы - полицаи
На благо своего нутра.

О РЕВОЛЮЦИОНЕРАХ

Мы презираем чьё-нибудь богатство
Из сокровенного желанья отомстить
Судьбе - за то, что делит не по братски
Все жизненные блага, и простить
Легко апологетов депутатства:
Их путь к почёту - лишь эквивалент
Того, что достигается богатством,
А за душой - всё тот же медный цент.

О ДОСАДЕ

Попавших в милость короля
Мы ненавидим: вот ведь гады! -
Не для каких-то благ, а для
Смягчения своей досады.
Чего бы им ни учинять
И как бы ни орать: на мыло! -
У них того нам не отнять,
Что вызывает эту милость.

О САМООЦЕНКЕ

Чтоб упрочить своё положение,
Иногда, между средствами прочими,
Ты стремишься создать впечатление,
Что уже положенье упрочено.
Понимая прозрачность величия,
Размышленьями темя не мучая,
Не таишь в достиженьях наличия
Деловой компетентности Случая.

О ДОВЕРИИ

Ничто так веру не калечит,
Как чьё-то тонкое притворство.
Когда игра в чистосердечье -
Сплошной расчёт, игра в напёрсток.
Тому, кто с нами так играет,
Нужны лишь наши откровенья,
А то, что искренность страдает,
Для бизнеса не преступленье.

О ТЩЕТНОСТИ

О, сколько же - и это без надгробных -
Звучит призывов благоверным быть!
Но все наши старания беззлобно
Зависят от превратностей судьбы.

О ЖАДНОСТИ

Осуществлять желанья по порядку -
Способность дальновидного ума.
Но Жадность в нас окучивает грядки
Сомнений, и расчётов кутерьма
Терзает разум цепкими ростками,
И дразнит, и подстёгивает нас...
Так в гонке за, по сути, пустяками
Мы упускаем главное подчас.

О ПОЛЬЗЕ ЖЕНЩИН
(вульгарное)

Какие бабы рвутся с нами в дело -
Ну просто топ-модельная чума!
И мы их рвём: изящество для тела -
Что здравый смысл для праздного ума.

О СОСТАВЛЯЮЩИХ ЛЮБВИ

Любовь для Души - жажда власти,
Родство двух миров - для Ума,
А Тело в Любви - для балласта,
Но чтоб обладанье - в умат!

О СВОЙСТВАХ ЛЮБВИ

Ежели - сражён я откровением! -
О Любви судить да рассуждать
По её обычным проявлениям,
То Любовь не дружба, а вражда.

О ТРАЕКТОРИЯХ ЛЮБВИ

Любовь на привидение похожа:
Все говорят о ней, но мало кто видал.
Мы прозябаем в шкурах тех прохожих,
Которых Бог всё время задвигал.
И как бы мы в пути ни изощрялись,
Кому бы ни сдавалися в наём,
Любовь - одна, при всей нашей морали,
И тысячи подделок под неё!

О ЖЕРТВЕННОСТИ

А ведь любим мы с вами лишь то,
Что нам жизнь раздаёт порционно,
В нашем сердце стучит молоток
Бескорыстного аукциона.
И когда ради лучших друзей
Чем-то жертвуем мы, если нужно,
От продаж мы не станем бедней:
В этих жертвах и "варится" дружба.

О ДРУЖБЕ

Не доверять друзьям позорней,
Чем быть обманутым друзьями,
Но самое крутое порно -
По дружбе оказаться в яме!

О СТРАТЕГИИ

С врагами войдя в примирение,
Тем самым устав от борьбы,
А то и боясь поражения,
Не бросишь ты медной трубы.
Во славу своей оппозиции
Слегка поддудишь, подпоёшь
И с более крепкой позиции
Сильнее удар нанесёшь.

О ТАКТИКЕ

Для нас любить вышестоящих -
Игра ума в "Поле чудес",
Ведь сердце шефа - "чёрный ящик":
Ты - или с призом, или - без!
Раз угадал - и повышенье,
Два, три - и ты егоный зять,
Своекорыстное друженье -
Не ради дать, а ради взять.

ОБ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

Нередко о достоинствах других
Мы складываем личное сужденье
В зависимости только лишь от их
К нам отношенья.

О КЛАДБИЩЕНСКОМ ВОРЕ
(чёрный юмор)

Ты за что меня так невзлюбила?
Посмотри, как цветы хороши!
Пусть немного и пахнут могилой,
Но зато от души!

О ПЕДАГОГИКЕ

Старики хорошие советы
Нам дают, как милиционеры,
Потому что уж силёнок нету
Подавать дурные нам примеры.

О ВЕЛИЧИИ

Твоё имя в славе искупалось?
Здорово, Но помни об одном:
Грохнуться с любого пьедестала
Много легче, чем стоять на нём.

ОБ ИЗОЩРЁННОСТИ

Изысканность ума -
В уменьи тонко льстить,
А Лесть уже сама
Сумеет отомстить.

О СТРАСТНОСТИ

Страсть убедительна всегда.
Кто увлечен, добьется пониманья
Скорее равнодушного и "да"
В ответ услышит за свои старанья.
Но Страсть губительна порой,
Несправедлива и своекорыстна,
Ты душу Страсти только приоткрой -
И всё, прощай навек, родная пристань!
Умение страстями управлять,
Разоблачать их смыслы сквозь личины,
Им не давать друг дружку порождать -
Сизифов камень, вечный, для мужчины!

О CУЕТЕ

Окружающий нас мир
Нужно знать во всех подробностях,
Знанье - крепкий эликсир,
Формирующий надгробный стих.
Но, божественная смесь
помыслов, сомнений, трепета,
Жизнь предстала - что за месть! -
На поверку детским лепетом.

О ВКУСАХ

Мы вкусы часто в юности меняем,
Из пылких чувств, сгорая в миг как спички,
А в старости их стойко охраняем -
Из лени, из боязни, по привычке?

О СОХРАНЕНИИ

Недостатки ума всё заметнее к старости,
Как и внешность, нередко он сходит на нет,
А вот щедрость не ведает в жизни усталости:
Мы всегда рады дать! Но не денег - совет.

ОБ ИСКУССТВЕ ОБМАНА

Себя обманывать легко -
Обмана и не замечая.
Вот, чтобы не разоблачаясь,
Другого "кинуть" высоко -
Потребны редкое уменье,
Спокойствие, холодный взгляд
И, чтоб не в пику настроенью,
Конечно, с совестью разлад.
Но если вдруг чужой обман
Раскроешь, оставайся душкой,
Прикинься, что попал в ловушку,
И с недругом сыграй в роман
Уже по правилам своим,
О, утончённейшая хитрость:
Из тех, кто ложью одержим,
Намного легче душу вытрясть!

О СЛАБОСТИ

Ты решил страстям сопротивляться?
Надоели водка, карты, бабы?
Силой воли станешь похваляться -
Помни, это страсти были слабы!

О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ХИТРОСТЬЮ

Считать себя других хитрее -
Быть самому всерьёз обманутым,
Ведь всеми чувствами дуреешь,
Пока не выйдешь из тумана ты.
Не скрыться в нём ни твоей дури,
Ни ограниченному разуму.
Так и пропасть легко - натуру
Навечно обрекая на зиму.

О ЖЕРТВАХ ИНЕРЦИИ

Влюбляются порой лишь потому,
Что о любви мечтали понаслышке,
Вступают в брак - ни сердцу, ни уму -
И день за днём играют в "кошки-мышки".

О ЗАКОНЕ СОХРАНЕНИЯ

Из парадоксов соткан век,
Один из них таков:
Пропал бы умный человек,
Не будь кругом дураков.

О ТАИНСТВАХ БЕСЕДЫ

Как редко нам встречается в миру
толковый и приятный собеседник!
Всё потому, что разговор в игру
Всяк превращает, сам себе посредник.
По правилам игры, во время встреч -
Семь пядей у тебя во лбу ли, лыс ли -
Даёшь ответ не на чужую речь,
А на свои на собственные мысли.
Кто похитрее, на лицо надеть
Старается вниманье-увлеченье,
А в мыслях так и вертится - успеть
В беседу протолкнуть свои сужденья.
Себе так угодишь, но вот других
Не убедишь твои рецепты скушать,
Хороший собеседник - при своих,
Когда умеет и гласить, и слушать.

О КРАСНОРЕЧИИ

Краткость - сестра таланта,
Длинноты, наоборот, -
В прямой родне у мутанта:
Одна лишь извилина - рот.

О ЛЕСТИ

Хвалить других - чистейшая политика,
Мы хвалим нехотя, корыстно, как манит
Мужские взоры девушка без лифчика,
Так лесть для честолюбия магнит.
Лесть ласковая, нежная, изящная,
Ей рады все: и кто льстит, и кому,
А разобраться: лесть - змея скользящая,
На разум наползающий хомут.

О КРУГОВОРОТЕ
(шутка-игрушка)

Какая участь - какая
Под деревом в лесу,
Быть попранным макакою,
Какнувшей на вису.

О ПОГРЕШИМОСТИ

Нередко верность долгу мы храним
Лишь по причине трусости и лени,
За добродетель выдаём другим
То, что себе прощаем на коленях.

О ВЕЗЕНИИ
(шутка-неигрушка)

Моя удача и крупье достала,
Выигрывал я пять часов подряд!
Мне оставался шаг до пьедестала,
Когда я уронил лицо в салат!
И пусть жена теперь грозит разводом:
Мол, пьяница, мол, конченный дебил,
Благодаря салату, я уродом
Не стал - ведь даже носа не разбил!

О ПУШКИНЕ

И буква может выстрелить: был Данте,
А стал Дантес - и взорвана Планета!
Но был бы я на месте секундантов,
Злодею и прицелиться бы не дал!

ОБ УЯЗВИМОСТИ

Словно грядки снега талого,
Ускользающая жизнь,
Мы играем с ней в "кидалово":
Проиграл - под нож ложись!

О ЧЁМ ЭТО

На собственных друзей не привыкать
Нам возводить напраслину - нам нужно
Заранее хоть как-то оправдать
В душе непостоянство нашей дружбы.

ТО САМОЕ ОДНО-ЕДИНСТВЕННОЕ
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

ЛАТВИЯ

Всё грабли на тропе да вилы,
Бредём по жизни - лбы трещат,
Нас, как детей, жмут педофилы
И варят из страны общак.

ПЕСНЯ ЗЕМЕССАРГА

Шёл я дюной налегке,
Песни пел,
На латышском языке,
И балдел!
Весь горел, как Жанна д,Арк,
Сквозь акцент,
Я же нынче земессарг,
А не мент!
За широкой за моей
За спиной
Синий паспорт заимей
И - герой!
На героев спрос у нас
Невелик,
Будь хоть Пушкин ты в анфас -
Знай язык!
Шёл я дюной налегке,
Песни пел
И дубинкою в руке
Встречных грел.
Превращало и зверьё,
И рыбьё
Песнопение моё
В мумиё.
Разотрусь под русский мат
Мумиём,
У меня же автомат -
Проживём!

О РАЗЛУКЕ

Для чего мы растим сыновей?
В путь до разных Америк-Австралий?
Признаёт ли наш разум астральный
Тупиковость латвийских путей?
На слезу обижаясь, отец
Безуспешно берёт себя в руки,
Сквозь подушку слышны перестуки
Дорогих его сердцу сердец.

ОБ ОПТИМИЗМЕ

Утро дружески делится тайнами
Настроений грядущего дня,
И село аплодирует ставнями,
Словно заново верит в меня.

О ГЛАВНОМ

На женщину смотреть без вожделенья
Я не могу, и, если выйдет срок
Однажды, вдруг привычного томленья
Не ощутить - я сам спущу курок.

А ВОТ ТЕПЕРЬ ЛИРИКА

О!

Ту ночь я помню телом. Что Она
Со мною, беззащитным вытворяла!
Шептала улыбаясь: пью до дна -
И раз за разом страсть опорожняла.
Она была той ночью на коне!
Не представляйте этого буквально,
Она была, конечно же, на мне,
И подо мной, но как! - безумно, шквально!
Пытался соответствовать и я,
Рядился и Адамом, и спецназом,
Но что такое три-четыре раза
В познании высот соития!
Я взмыленным от ласки жеребцом
Лез на стену, стонал, скрипел зубами!..
О, видели бы вы, с каким лицом
Я утром вышел к зеркалу!
За память о той одной лишь ночи я готов
Отдать полжизни и... опять отдаться!
... Я понимаю мартовских котов
И их ночные курсы брачных танцев!

О ЛЮБИМОЙ

Удивительное дело -
Не страшусь своих цепей:
Изумительная дева
Правит жизнию моей!
Обжигающие глазки,
Вечно юная душа,
Оглушающие ласки -
Боже мой, как хороша!
Полюбившиеся плети
Эротических затей,
Получившиеся дети,
Лучшие из всех детей...
Событийные альбомы,
Замеряющие жизнь -
Аварийные паромы
Меж размолвками души.
Удивительное дело -
Бесконечно обожать,
Упоительная чело-
веческая благодать!

ТЕБЕ

Вновь вдыхаю всей грудью аромат твоей власти,
Устоять пред тобою силы мне не найти,
И вонзаюсь в тебя, раздираемый страстью,
И покой обретаю у тебя на груди.
Я в такие мгновенья окрылён, я летаю,
В белооблачной выси обнимая тебя,
И охотно про всё на земле забываю,
И в тебе оправданья ищу для себя.
А потом, крылья сняв, ухожу, проклиная
Дверь к тебе, ведь она уже - дверь от тебя,
И о землю душой я опять расшибаюсь,
И спасаюсь лишь тем, что живу я - любя!

ТВОИ ГЛАЗА

Когда мне взгрустнётся, родная,
Когда сам себе вдруг не рад,
Я в каждом предмете стараюсь
Увидеть твой солнечный взгляд.
Мои дорогие глазёнки,
Надежд и побед ручейки,
Я в вас себя вижу ребёнком,
И мысли чисты и легки.
Когда же поднимутся бури
В родных кареглазых ручьях,
Я просто с улыбкой нахмурюсь
И душу омою в слезах.

В ПЛЕНУ

О бог мой, ты прекрасна беспредельно,
Ты всех моих стремлений кочегар,
Пленительна, как звуки колыбельной.
Губительно прекрасна, как пожар.
Горю дотла! Иначе пыл бессмыслен,
Костёр любви ввергает робость в прах,
Ты первая из мной открытых истин,
И ты же мой последний в жизни страх.

ПРИЗНАНИЕ

Не смотри на меня укоризненно,
Ты ведь создана для любви,
Для моей, верю я, пожизненно,
Обожаю глаза твои,
Руки, губы, и настроения,
И наряды твои - превсе,
И сиянье души, и пение,
Всю тебя, всю, во всей красе!
Я влюблён в тебя  не на шуточку,
Этак, видимо, лет на сто,
Полюби и меня ты чуточку,
Вот не знаю только, за что!

СЛАДКОЕ СЧАСТЬЕ

Волосами твоими упиться,
Ушком трепетным всласть закусить
И в соку твоих нег раствориться -
О себе навсегда позабыть.
Вот оно, моё сладкое счастье,
О несладком пока умолчу,
В море страсти - желанной напасти
Утопаю, исполненный чувств!
А с утра, бурной ночи отрыжка,
Я не в силах объятий разжать,
Я беспомощен, вроде мальчишки,
По незнанью хлебнувшего лишку -
Так не хочется к жизни вставать!
Волосами твоими умоюсь,
Расцелую - за то, что ты есть,
И уйду...

О ТЕБЕ

Я пишу твои портреты ежедневно,
пусть не маслом, а простым карандашом,
вот ты - яркая комета, вот - царевна,
вот по комнате проходишь нагишом,
вот твои обворожительные руки,
вот до одури любимый карий взгляд,
Не умею передать бумаге звуки
поцелуев, что под вечер оглушат.
О тебе пишу стихи я еженощно,
пусть о чувствах лучше Пушкина не спеть,
мне поэзия моя близка наощупь,
каждым словом можно сердце обогреть.
О, моя любвеобильная планета,
на которой я восторженно живу,
проживаешь тёплым солнышком во мне ты,
я же - солнышкохранителем слыву.
Я и музыку пишу, ежевечерне,
пусть обучен нотной грамоте едва,
я дышу тобой - и музыка волшебна,
и ложатся на неё любви слова.
И закружит эта музыка нас в танце,
посильней тебя в объятья закую,
и зальёшься ты чарующим румянцем
от всего, что я на ушко пропою.

21 АВГУСТА

Двадцать первое августа. Тёплый вечер.
Скорый поезд. Вокзал. Милых глаз два луча.
Тень сомненья. Боязнь. Неожиданность встречи.
Трепет нежной души. По былому печаль.
Чаепитье. Беседа. Увлечённость друг другом.
Ночь без сна - на двоих. Утро светлых надежд.
Вновь сияние глаз. Расставания вьюга.
И хмельная мечта - ты, со мной, без одежд!
Озаренье любви. Одиночества муки.
Свет улыбок твоих. Поцелуев ручей.
Чистых слёз океан. Свадьбы дивные звуки.
И скрипучая зависть неженатых друзей.
Двадцать первое августа. День арбузов и песен.
Твой певец до конца. Твой единственный я.
Звонкий смех сыновей. Прочь, уныния плесень!
Средоточие счастья. Семья.

БОГАТСТВО

Тебе в любви я объясняюсь ежедневно,
Мой бог, мой лучший друг, моя жена!
Мечтаю, чтоб жила ты как царевна,
Но всё пуста семейная казна.
И всё равно, моя императрица,
Я нищ, но на коленях пред тобой
Я так богат, что всё вокруг светится,
Я счастлив потому, что ты со мной!

ПЕРВЕНЦУ

Сыночек мой! Дитя любви безбрежной!
Неистовства источник моего!
Какие формы обретает нежность,
когда касаюсь тельца твоего!
Не в силах удержать души порывов,
его, прикосновеньем жадных губ,
одновременно зверски и игриво
я измеряю властно, не могу
порою совладать с сердечным пылом
и, перед сыном словно виноват,
взгляд отвожу, пылаю с дикой силой
и сдерживаюсь, сам себе не рад.

У МОРЯ

Растворяется небо в море,
Отражается море в небе,
Поглощается чьё-то горе,
А мечтается всё о хлебе.
Улыбается гарь заката,
Насмехаются, скалясь, волны,
Обнажается дева чья-то,
Опускается взор невольно.
Получается, мы не вольны,
Раз мечтается лишь о можном?
Начинаются даже войны,
Если в душах мороз таёжный.

ЦИКЛИК "ДОЖДИ"

Дождь иссяк, свершился, без остатка.
Радостная россыпь добрых лужиц,
Отраженья не внушают ужас,
Всё вокруг умыто, аккуратно,
Приняло естественные позы,
Тишина, и в такт сердцебиенью
Капли с веток падают, как слёзы,
Или смех - в угоду настроенью.

А ВОТ ТАК БЫ Я НАПИСАЛ,
ЕСЛИ БЫ БЫЛ ЖЕНЩИНОЙ

Безумная, влюбилась в летний дождь,
Стремительный, распутный и беспечный.
Мы вместе с ним гуляли среди рощ,
Он целовал мне ноги, руки, плечи!
До одури меня он заласкал,
Я чуть жива, вся, до души, промокла,
И вдруг иссяк, бессовестно удрал,
Но верю я, он вспомнит мои окна.

СЕРДЦЕБИЕНИЕ

Страстность - мотор успеха.
Вялость - успеха смерть,
Свой аппетит умерь,
Мало хотеть ореха,
Нужно его разбить,
Ядрышка не поранив,
Мягко, тепло, без брани,
Нужно его любить!
Лишь, раскусив, поймёшь:
Сладость не в глупой прыти,
А в озорном наитьи!
И отступает ложь,
И умирает зависть,
Валится хамство с ног...
Чтобы Добро восславить -
В душу стучится Бог!

ЯД ВАШЕМ

Как прыжки воробья, детский смех озорной,
Как блужданье впотьмах, детский плач.
Яд Вашем, ты за что расквитался со мной?
За бессмысленность личных задач?
Яд Вашем. С фотографий отчаянье льёт,
Зажигаются слёзы в глазах.
О, великий, несчастный, родной мой народ,
Отчего я блуждаю впотьмах?
Это я тот младенец, что мать потерял,
Так тепла её и не познав,
Это я тот фашист, что её расстрелял,
Я ружьё для фашистских забав!
Яд Вашем. Застеклённая участь свечей.
Догорают ребячьи сердца.
Яд Вашем, я ведь тоже с рожденья еврей.
Только умерший не до конца.

ОСЕНЬ

Расхозяйничалась осень за окном,
Раздевает без стеснения деревья,
И в растрёпанном сознании моём
Пробуждаются старинные поверья.
Тенью Пушкина летаю между строф,
Дремлет город, а во мне всё полыхает,
Это память задаёт душе настрой,
Это совесть ночью с кошками рыдает.
Прижимается любимая к плечу,
Спи, родная, не кошачьи это вопли,
Это я от безысходности кричу,
Выношу горшки и утираю сопли.
Осень кружит стаи листьев и плюёт
В душу дождиками, будущим пытая,
У детей моих нет завтра - цепкий лёд,
Что ни в сердце, ни в мозгу никак не тает.

УСТАЛОСТЬ

И вечерами, наконец, снимая маски,
Себя дневных мы рады не узнать,
Исполнены спокойствия и ласки,
Мы ближних начинаем обожать.
Забитые привычными делами,
Душой отходим, чмокая детей,
И, нехотя похрумкав челюстями,
Подмышки к жёнам валимся в постель.
И засыпаем, и сопим, как дети,
Уставшие от жалости к себе,
В глазах детей - сильнейшие на свете,
В сердцах супруг - покорные судьбе.

ЛЮБОВЬ

Снова осень деревья обкрадывает,
Похитительница одежд,
Жёлто-бурый ковёр укладывает
На озябшую землю надежд.
Под ковром наших дум напраслина
Засыпает, до первых ручьёв.
Неужели и мы обкрадены?
Всё скуднее запас нежных слов...
А "воровка" по-женски таинственна,
И мудра, и прекрасна, и зла,
Так влюбила в себя лес лиственный,
Что разделся он догола.
И стоит, с неприкрытой жаждою
Сладострастных любовных услад,
И трепещет веточкой каждою,
Исповедуя матриархат.
Заревут скоро вьюги лютые,
Но осенней любви разбой,
В шубу белую важно кутаясь,
Лес помянет не раз с тоской.

ПОБАСЕНКА

Однажды Голубь взмыл под облака
И, сам собой приятно удивлённый,
Подумал: видно, голубь я - пока,
Быть вскоре мне Орлом определённо!
Заважничал с тех пор, наел живот,
Всё к должности орлиной примерялся,
Но был, бедняга, съеден - сцапал кот,
В орлах-то он не шибко разбирался.

ВЕСНА

Воркует земля, шелестя ручейками,
И звонко хохочет хрустальной капелью:
Вставайте же, люди, Весна за дверями,
Искриста, как детство, смурна, как похмелье!
Встряхнувшись от зимней пронзительной стужи,
Земля не скупится на метаморфозы:
Снег белый - чернеет, а чёрные души -
Светлеют, нежнеют - как девичьи слёзы!
И если Зима во мне сказками дышит,
Весна будоражит стихами да пеньем,
Их даже глухой просто сердцем услышит -
Такое уж дарит Весна настроенье!

НА МОГИЛЕ ВЫСОЦКОГО

Полночь. Ваганьково спит за оградою.
Россыпь цветов. Безотраден удел.
Всё. Отгремел. Отписался. Отрадовал.
Звался Владимир - и миром владел!
Мы поминаем Володю Высоцкого:
Бард, Семьянин, Вольнодумец, Актёр -
Как же он пел, как он жаждал высокого,
Душу сжигал полыхающий ор!
Умер? Погиб! Тем развязка печальнее,
Жизнь - что война, человек в ней - снаряд,
После разрыва слышнее молчание,
Он и взорвался! Но пламенный взгляд,
Сердце-струну завещал он навечно нам,
Жизнь недопетую мы допоём.
Как символично - венками увенчана
Слава того, кто и жил под венцом.

ССОРА

К безвозвратно утерянной,
Возвращаюсь к тебе,
Но твержу не о верности -
О безмозглой судьбе.
Не унижусь - кровь из носу,
Не признаюсь в любви...
Ну, а если не вынесу,
Ты мгновенье урви,
В землю, к горестям чёрствую,
Своей нежной рукой
Сыпани сверху горсточку,
Успокой!

ТВОРЧЕСТВО

Когда в груди успокоенье,
Когда совсем прохладен взор,
Когда приходит ощущенье,
Что я - не я, взвожу затвор
И стену холода стихами
Преображаю в решето!..
Весь мокрый, пыл течёт ручьями,
Но это - снова я зато!

СМЕРТЬ

Неужели здесь всё, чем кончается жизнь:
Горсть земли да булыжник - и всё, неужели?
Неужели вся жизнь, коей так дорожил,
Уместилась в корнях этой сломанной ели?
Мы бредём по земле, зачастую впотьмах,
Мы бредём полусчастливы, полуздоровы,
Крепко сжав нить судьбы в кариозных зубах -
Как трамвай, что целует живительный провод.
Я скончался вчера. А сегодня пришёл
Сам к себе на могилку, венки попроведать,
Полистать чьи-то ленты - как жил хорошо -
И легко улыбнуться, в себя, напоследок.

ТУТ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧТО-ТО ВРОДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

ЕГО НЕ БУДЕТ!

 
За всё в ответе  
тел: +371 29212319
Jeruzalemes iela, 6/8 - 3,
Riga, LV-1010, Latvija
e-mail: marks.dubovskis@gmail.com